Кирилл "msado" Готовцев (msado) wrote,
Кирилл "msado" Готовцев
msado

Однажды одна женщина заставила себя отойти от зеркала, но даже это насилие над ее личностью не смогло испортить ей настроение. Прекрасный день только начинался, она была чудо, как хороша, настроение было прекрасным, вечер обещал быть томным, в общем один сплошной праздник. Жизнь у Тамары у-да-лась.

Впрочем, ничего другого и быть-то не могло, такая жизнь была предначертана ей судьбой, с самого начала, с самого рождения. Конечно, ее родители могли бы быть по-изящнее душой, по-тоньше воспитанием, да и происхождением они сравнительно не блистали, но по-счастью в этом не оказалось проблемы, поскольку осознание того, КОГО им выпало счастье принести домой из роддома, посетило их видимо сразу. Во всяком случае Тамара не помнила, чтобы когда-то эти скучные и местами даже немного ограниченные люди считали ее себе ровней. Никогда. Ни разу за все время. Ни малейшего сомнения в том, что волею судьбы в их семье родилась настоящая принцесса, из тех, чей удел повелевать и нести в мир чудо своего таланта, ни капли колебания, не замечала Тамара у себя дома. Вне всякого сомнения, ее рождение было для них настоящим чудом.

Интересно, а все же, как они догадались, - раздумывала Принцесса еще вчера, расчесывая перед зеркалом свои волосы, - неужели я была такой прекрасной и умной еще в младенчестве? По-моему дети все такие одинаковые…

Но сегодня ей было не до пустопорожних раздумий. Ее ждал свет, она сегодня была снова готова блистать, скрашивая серые дни своего народа. Ее свита должно быть заждалась. Тамара последний раз бросила взгляд в зеркало и широко улыбнувшись покинула свои покои.

Во дворе светило солнце. Май уже почти заканчивался, поздняя весна постепенно уступала приближающемуся лету, разве что грязная куча с остатками недотаявшего снега, наваленная дворником за долгую зиму все еще сочилась последними остатками жижи. Тамара аккуратно обошла разрытый еще с осени водопровод и пошла к остановке маршрутки, привычно не обращая внимания на замерший в восхищении народ, которому было даровано счастье жить с ней по соседству. Через минуту ожидания она грациозно села в подъехавшую машину и отбыла, величественно и твердо.

Чем Тома так приглянулась Герасиму он собственно и сам не очень знал. Довольно заурядная девица, приземистая, с тусклыми русыми волосами, короткими пальцами и не сильно следящая за собой, она была совсем не такой, какую девушку хотел бы видеть рядом с собой. Ему всегда нравились высокие, может быть даже крупные, лишь бы с осанкой, с властными глазами, такие королевы, перед которыми хотелось выглядеть лучше и спину держать ровнее. Не то что эта квашня Томка. А, главное, что совсем бесило Геру, ну пусть внешностью не вышла и умом не блещет, пусть, в конце концов, что уж греха таить, звучное старое имя было чуть ли не единственным выдающимся пунктом в его собственном резюме, но пусть бы она хоть характером удалась? Томина заносчивость еще в институте была притчей во языцах, она даже дала ей пропуск в тусовки, куда ее приглашали в качестве бесплатного развлечения. Вне зависимости от того, раздавала она вокруг “свои милости”, или напротив “гневалась”, это было умопомрачительно комично, если, конечно, не воспринимать это всерьез. Возможно жалость к этой самовлюбленной дурнушке и толкнула Герасим к ней, может протест против тех, кто его самого не слишком привечал и держал на дистанции. В любом случае после института Тома стала практически единственной, с кем он поддерживал контакт. Это было сродни мазохизму, Она дико, бешенно, люто бесила Герасима, но стоило ему неделю не встретиться с ней и он начинал скучать по ней, злясь и раздражаясь уже на самого себя.

Вот и сегодня ему предстояло развлечение, отвязаться от которого ему не удавалось еще ни разу, несмотря на то, что это было наверное самое скучное развлечение из всех, которые он мог только себе вообразить. Он будет сопровождать Тамару на “светский раут”, так она называла дурацкие сборища, которые устраивал местный активист каких-то не менее дурацких тренингов то ли по этикету, то ли по пикапу, с целью выловить очередные жертвы своего тренерского таланта. Организатор он был никакой и мало кто приходил на эти мероприятия третий раз, кроме, разумеется, Тамары. Гера с удовольствием бы отказался от стол “привлекательного” мероприятия, но тогда Тома пошла бы туда одна и над ней бы с большой вероятностью бы там поиздевались. Один раз так уже было и Герасим тогда еще пообещал себе, что больше никогда не даст ее в обиду. Какая бы она не была странная и несносная, она была его другом, а за друзей он всегда стоял горой. Как жаль, что она была настолько не в его вкусе.

Герасим опаздывал уже на 2 минуты, но не могло испортить ее настроение, так же как и легкая усталость от насыщенного дня. Это жалкий слизняк не имеет даже понятия о том, какое неуважение и невнимание он проявляет по отношению к ней, милостиво разрешившей ему сопровождать его в общество, куда ему самому, без нее, никогда бы не было хода. Конечно приятно, что есть ктото, кто всегда есть под рукой, верный вассал, с которого постепенно начнется ее будущая свита, но Бог мой, неужели ты не могу послать мне кого-нибудь с более чистым сердцем, - думала Тамара, прогуливаясь в свете зажегшихся фонарей. - Он конечно хорош собой, да и рассказчик блестящий, но ей всегда казалось, что рядом с ней должен быть кто-то самоотверженный, добрый, с честными намерениями и прямой душой. Совсем другой, совсем… Так жаль…

---

Марвин отпил еще маленький глоток кисловатого вина, поморщился и небрежно махнув пальцами стер из воздуха изображение торопящегося крепкого юноши с правильными тонкими чертами лица, совершенно контрастирующе одетого в нелепую куртку грязно-болотного оттенка. Его лицо, еще секунду назад искаженное гримасой брезгливости, теперь выражало заинтересованность.
Мессир, и что же, вы придерживаетесь канонической формулы реализации? - поинтересовался он, обращаясь к тучному джентельмену, развалившемуся в кресле рядом с ним. - Мне казалось, что эта формула с поцелуем давно уже вышла из моды. Классика, конечно, но вы так все запутали.

Мой дорогой Марвин, - толстяк прямо-таки излучал удоволетворение от впечатления, которое смог произвести на своего давнего приятеля. - Ну конечно это классическая задача упаковки кармической пары в неустойчивую диссонирующую конструкцию. Это упражнение на самом деле не для них, а для вас. Как вы думаете, кто из них в этой конструкции - Лягушка?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments